Новости

   Когда смотришь на полотно английского живописца Генри Энфилда (1849 — 1911) «Норвежский фьорд», невольно приходят в голову строки самого, пожалуй, лирического немецкого поэта девятнадцатого века, Генриха Гейне, из его «Лорелеи»:

«Бог весть, отчего так нежданно
Тоска мне всю душу щемит,
И в памяти так неустанно
Старинная песня звучит?»
(перевод Льва Мея)

   Кажется, нет в этом пейзаже ничего трагичного, но собираются облака у горизонта, серовато-розовые, они высвобождают чистую голубизну неба над водой, уходят в даль, теснятся за скалами, прячут за собой солнце; волнуется море в зеленовато-синих лёгких волнах, ловит на себе блеск последнего солнечного луча; одиноко плывёт парусник, устало возвращаясь после утомительного рабочего дня; хладно и неприступно вздымаются горы. И наполняет душу неясное томление. То ли тоска, то ли печаль, то ли далёкое, несбывшееся стремление… Бог весть от чего…. И можно услышать песню. Как будто сама Лорелея, покинув берега Рейна поднимается по  холодным скалам Норвегии,

И обмер рыбак запоздалый,
И, песню заслышавши ту,
Забыл про подводные скалы.
И смотрит туда – в высоту…
(перевод Льва Мея)

   Художник Генри Энфилд родился в Лондоне, но художественное образование получил во Франции, в мастерской Э.К. Дюрана (1874 – 1876).

   Материал подготовила научный сотрудник музея Ирина Рекида